shared/images/fe/banners/banner_peptid.jpg" alt="" /> ?>

Найти себя

Понятие судьбы: психоаналитические интерпретации

Наверняка каждый из нас не раз задумывался о своем жизненном пути, о том, что его определяет. Понятие судьбы и вера в судьбу знакомы, наверное, каждому человеку. Судьба относится к числу древнейших универсальных понятий нашей культуры. Всемирно известный лингвист А.Вержбицка писала: «Люди не всегда могут делать то, что им хочется, и они знают об этом. Их жизни формируются – во всяком случае, до какой-то степени – силами, которые им неподвластны, и это представляется фактом столь же очевидным и универсальным, как и то, что они должны умереть. Поэтому у нас есть основания предполагать, что концепт судьбы или что-то в этом роде можно обнаружить во всех культурах и что он находит выражение во всех языках – подобно тому, как это происходит с концептом смерти».

В самом общем виде содержание понятия судьбы традиционно сводится к следующему. Жизнь отдельного человека, как и жизнь социального коллектива в целом, не является абсолютно свободной. Она подчинена действию неких сил, которые обусловливают (детерминируют) протекание жизненных событий. Действие этих сил во всей их масштабности человеку не известны, и он не может предсказать ход своего жизненного пути. Таким образом, в понятии судьбы констатируется, прежде всего, факт существования детерминирующих сил и зависимость от их действий, как отдельных событий, так и всей жизни человека, момент несвободы. В концепции судьбы подчеркивается также момент принципиальной непознаваемости предопределяющих сил для человека. По сочетанию этих двух признаков – наличия сил, детерминирующих нечто, и непознаваемости этих сил, закрытости их для человеческого разума – и опознают судьбу.

В европейской культуре существуют противоположные интерпретации понятия судьбы. В рамках одной из них судьба понимается как внешняя сила по отношению к человеку, как абсолютная предопределенность, исключающая свободу воли. В другой интерпретации судьба представляется как продукт сознательного созидания ее человеком. Это отражено в многочисленных пословицах, например, «посеешь поступок – пожнешь привычку, посеешь привычку – пожнешь характер, посеешь характер – пожнешь судьбу». Об этом идет речь и в известном марксистском лозунге: «Человек – сам творец и хозяин своей судьбы». Идея судьбы связана также с двумя различными измерениями человеческого существования: биологическим и социальным. В первую очередь, понятие судьбы выражает несвободу человека перед ограничениями его биологической природы, представления о судьбе связаны с рождением и смертью. Но, помимо объективной несвободы человека от его физического естества, существует и его зависимость от социальных сил. Это социальная среда, в которой человек появляется на свет, его профессиональный и материальный статус, политическое и религиозное мировоззрение, воспитание, возможность получения образования и т.п.

Психотерапия и, в частности, психоанализ, утверждают, что человек в определенной мере продукт не только биологических и социальных, но и психических детерминаций. Психоанализ позволил по-новому взглянуть на движущие силы, стоящие за нашими поступками, на причины, побуждающие человека поступать так, а не иначе. В отличие от тех, кто причину человеческого поведения пытался отыскать во внешней среде, вызывающей ответную реакцию человеческого организма, З. Фрейд поместил силу, предопределяющую ход жизни человека, внутрь него самого. Он во многом перевернул существовавшее до него взгляды на человека, отказавшись от привычного представления о том, что наши мышление, желания и поступки носят произвольный характер.

Согласно З. Фрейду, существуют душевные явления, которые недоступны осмыслению, но могут не только влиять на наши сознательные представления, действия и решения, но даже определять их. Сознательное "Я" является только вершиной могучей, бессознательной душевной жизни. Психикой человека в большей или меньшей степени руководят бессознательные влечения, побуждения и желания. Для иллюстрации этого положения часто используют аналогию с айсбергом. Если сравнить с надводной частью айсберга все то, что является сознательным, то бессознательное будет ассоциироваться с гораздо большей невидимой массой льда, которая находится под водой. Именно эта невидимая масса определяет как центр тяжести, так и курс движения айсберга. Аналогично этому бессознательное является ядром нашей индивидуальности.

Бессознательные психические силы действуют на каждого человека и в той или иной степени предопределяют многие его действия, которые на поверхности могут казаться результатом волевых решений. Человек может быть убежден в том, что сознательно решает, какую из возможных альтернатив ему выбрать. То, к чему, в конечном счете, он склоняется, можно рассматривать как результат действия многочисленных факторов, часть из которых находится вне сферы сознания. По Фрейду, в бессознательном находятся элементы, которые никогда не были доступны сознанию, соответственно, они никогда не будут осознанны. Кроме того, там существуют содержания, которые, в силу своей неприемлемости, были подвергнуты цезуре и отделены (вытеснены) из области сознания. Этот материал не забыт и не потерян, но он никогда не вспоминается. Тем не менее, эти содержания косвенным образом воздействуют на сознание. С классической психоаналитической точки зрения на поведение и самочувствие человека влияют вытесненные бессознательные конфликты.

Конфликт в психоанализе — это существование во внутреннем мире человека противоречивых, порой противоположных друг другу, требований. Конфликт может быть явным (например, между желанием и нравственным требованием) или скрытым. Скрытый конфликт искаженно выражается в явном конфликте – в симптомах, в нарушениях поведения, в трудностях характера и пр. В классическом психоаналитическом понимании участники конфликта – это сексуальные и агрессивные влечения, которые стремятся к удовлетворению, и требования внешнего мира. Сейчас считается, что не менее важными являются и другие основные человеческие потребности. Это потребности в зависимости, принятии и привязанности, с одной стороны, и самостоятельности, независимости, автономии, с другой стороны, потребности во власти, контроле, в самовыражении. Чтобы уладить конфликты между этими потребностями, человек, часто бессознательно, формирует внутренние компромиссы. Некоторые из них вполне адекватны, другие имеют тормозящий и ограничивающий его свободу характер, приводят к нанесению себе вреда, к болезням, социальной неуспешности. Симптомы, нарушения поведения, трудности характера понимаются в психоанализе как подобные «компромиссные образования».

Последователями Фрейда теория конфликта была дополнена теорией дефицита. В психоанализе считается, что опыт всех этапов жизни, в том числе проблемы детства, присутствует во взрослой жизни человека и активно влияет на него. Во многих отношениях мы так никогда и не выходим из детства. На вопрос, почему нам не удается этого сделать, исчерпывающего ответа нет. Одна из возможных причин — долгий период биологической зависимости человеческого младенца от помощи взрослых. Известно также, что помимо конституции и наследственности, к факторам, оказывающим решающее воздействие на развитие, относятся наши самые ранние переживания. Этот опыт присутствует в нас не столько в виде воспоминаний о конкретных событиях и фактах, сколько какопределенные стереотипы мышления, поведения, эмоциональных реакций, определенные типы взаимоотношений с людьми.

С самого раннего детства наша психика может развиваться и укрепляться лишь в отношениях с другими людьми, в общении сначала с членами семьи, потом с ровесниками. Важно то, как ближайшее окружение ребенка, прежде всего, мать, строит с ним отношения, как родители умеют выполнять свои обязанности, могут ли они удовлетворять нужды ребенка, помогает ли это росту ребенка или затрудняет его. То, как мать кормит ребенка, прикасается к нему, как приспосабливается к его ритмам, как реагирует на его нужды, запоминается ребенком не в форме слов, а как физические ощущения. Это то, на основе чего формируются потом первичное доверие к миру и представления о безопасности, самоуважение и вера в собственные силы, способность к устойчивым близким отношениям. Недостаток или ошибки в заботе о ребенке, травматический опыт на ранних этапах развития (внезапное оставление или смерть одного или обоих родителей, грубые враждебные или сексуальные действия по отношению к ребенку, несчастные случаи, тяжелые заболевания) могут наложить отпечаток на всю его последующую жизнь, исказив или затруднив развитие ребенка или даже воспрепятствовав ему. Так дерево, посаженое в плодородную почву, получавшее достаточно влаги, света и тепла, будет выгодно отличаться от своего собрата, выросшего в суровых условиях — на бедных почвах, в холодном или засушливом климате.

Психоаналитическая практика говорит о настойчивом стремлении «забытых» бессознательных конфликтов проникнуть в настоящее. Они могут принимать форму снов и симптомов, определять наиболее важные решения в жизни человека. Бессознательные мотивы могут повлиять на то, как человек выбирает себе объект любви, берет на себя выполнение определенной задачи, начинает какое-то дело. При этом сам человек не осознает, что он повторяет свой прежний опыт, а убежден, что его поведение и самочувствие полностью обусловлено настоящим моментом.

Травматические переживания, даже относящиеся к прошлому, могут доминировать в психике человека годами. Это приводит к тому, что он с роковой неизбежностью снова и снова будет попадать в сходные неприятные ситуации, сталкиваться с одними и теми же конфликтными отношениями. Некоторые мужчины, например, неоднократно влюбляются и женятся на одном и том же типе женщин, хотя им известно из предыдущего опыта, что такой брак закончиться катастрофой. Сходным образом, определенные женщины, по-видимому, неспособны выбирать иных мужчин, чем тех, которые будут их обижать, оскорблять и унижать. Другие люди бессознательно устраивают свою жизнь таким образом, что за любым успехом следует еще большая неудача. Фрейд пишет, что о таких людях можно подумать, «что их преследует судьба, что их жизнью управляют дьявольские силы». Он поэтически сравнивает этот неконтролируемый бессознательный процесс, названный им навязчивым повторением, с неизбежным возвращением неприкаянного духа, «который обретет покой лишь тогда, когда тайна разгадана, и колдовские чары больше не властвуют над душой».

Отношения пациента и психоаналитика также свидетельствуют о настойчивом стремлении вытесненного конфликта к актуализации. В основе всех явлений переноса лежит феномен повторения. В психоанализе под переносом понимается, как правило, процесс воспроизведения стереотипов мышления, поведения, эмоциональных реакций, что приводит к установлению определенного типа межличностных отношений. При этом ранее присущие пациенту чувства, фантазии, страхи, способы защиты, которые имели место в детстве и относились к значимым родительским фигурам, перемещаются на аналитика. Наблюдение над повторением в переносе, с одной стороны, ведет к реконструкции происхождения болезни, а с другой – к акценту на воспоминаниях как лечебном факторе.

Модель аналитического процесса нашла свое выражение в триаде Фрейда «воспоминание, воспроизведение, проработка». Проработка постоянно происходит во время лечения и представляет собой психическую работу, посредством которой пациент принимает некоторые вытесненные содержания и освобождается таким образом от власти механизмов повторения. Она позволяет « …преодолеть силу, принуждающую к повторению, или, иначе, притяжение бессознательных прообразов, воздействующих на вытесненные влечения». Проработка, которой способствуют истолкования аналитика, выступает как процесс, способный прекратить настойчивую повторяемость бессознательных образований, ставя их в связь с личностью пациента в целом. Например, если пациентка ведет себя с психотерапевтом-мужчиной как со своим отцом, внешне покорно и почтительно, а в завуалированной форме враждебно, психоаналитик может разъяснить эти чувства пациентке. Он может обратить ее внимание на то, что не он, терапевт, вызывает эти чувства, а они возникают у самой пациентки и отражают неосознаваемые аспекты ее отношений с отцом. Феномен переноса является решающим в психотерапевтическом процессе, поскольку перенос переводит события прошлого в новый контекст, который благоприятствует их пониманию.

Психотерапия помогает хотя бы частично освободиться от власти механизмов повторения. В ходе психотерапевтического лечения пациент может достичь лучшего понимания своего становления, основных конфликтов и препятствий на этом пути, восполнить дефициты в развитии, выработать новые, более адекватные способы взаимодействия с окружающим миром. Такое «самопознание» не только облегчает страдания, оно меняет весь характер человека. Пациент теперь способен лучше решать возникающие проблемы, гибко выбирать, он реже попадает под власть старых, неадекватных способов реагирования. Это переживается как освобождение, душевное раскрепощение, открываются закрытые ранее пути и горизонты, обычная жизнь приносит теперь больше удовлетворения. Можно сказать, что психотерапия усиливает способность человека управлять своей судьбой и своим счастьем, хотя, разумеется, это не чудодейственное средство от всех проблем.

комментарии

    Чтобы оставить комментарий, зарегистрируйтесь